Немец

Немец

Транссиб 2013. Путевые заметки.

Проснулся в поезде. Голова немного побаливала, но почти всё помню. Главное – куда и зачем? Так что, анекдотичности «Иронии судьбы» точно избегаю.

Бабушка с «боковушки» протягивает пирожок. Мне. И соседям напротив.
- Он что, совсем ничего не понимает? – спрашивает бабуля у одного из них.
- А чёрт его знает, - отвечает попутчик.

Заинтересовал меня этот разговор.
- А он кто? – спрашиваю, кивая на молодого парня лет двадцати в очках.
- Немец, - обыденно, просто, как будто каждый день в плацкартном вагоне встречает иностранцев, отвечает сосед.

Конечно стало любопытно. Тем более, бабушки уже выяснили, что немец действительно почти не понимает русского.

Но я кое-что помнил из пятого класса.
- Ви хайс ду?
- Николя, - отвечает он. Удивило. Имя-то не немецкое.
- Откуда ты? Город? Штадт? Ду Штадт?
Покивал, понимает.
- Дрезден, - отвечает.
- О, Саксония, - важно замечаю я.
- Я, я, Заксен, - обрадованно кивает парень.

Полез в сумку, достаю магнитик со своим городом, протягиваю немцу.
- Презент. Битте.
- О, данке, - отвечает он, лезет под полку, копается в рюкзаке, достаёт два «стограммовика» мятного ликёра, протягивает нам с соседом.
- Данке, - благодарим мы.

Потихоньку выясняем, куда едет, зачем. Оказалось на стажировку в Японию. До Иркутска на поезде. Отважный парень. Через Польшу, Белоруссию, потом почти через всю Россию. Зачем? Посмотреть.
- Сибериа, - задумчиво протягивает, глядя в окно.

А за окном леса, леса, леса. Иногда поля, бескрайние, глаз конца не видит. И редкие деревеньки. Убогонькие. О чём он думал? Надеюсь, не о жизненном пространстве.

Потихоньку он, а следовательно и наш отсек становится центром притяжения. К нам перемещается вся вагонная молодёжь. Болтаем между собой, знакомимся, на чудовищной смеси немецко-английского расспрашиваем о чём-то Колю. Всем весело.

- Парни, как будет «курить»?
- Раухен, - вспоминаю я из фильма «Женя, Женечка и катюша», - ком.

Идём в тамбур, курим (тогда ещё можно было). Играем в «дурака», оказывается, немцы тоже играют.

- Ну что, надо брать водку.
- Верно, немца надо напоить.

В Барабинске бежим в магазинчик, два пузыря, нехитрая закуска. Накрываем стол, садимся.
- Ну, будем!
- Дай Бог, не последняя.
- Чин-чин.
- Прозит.
- На здоровье, - произносит Николя, а потом недоумевает, почему мы дружно хохочем.
- Гуд? – спрашиваем немца.
- Гуд, - отвечает тот.

К Новосибирску водка заканчивается, кто-то сбегал за пивом, появилась гитара. Поём, пьём. Мультикультурализм.

Немец притомился, уснул. Молодой просто, так-то они тоже выпить не дураки. А мы сидим, тихонько разговариваем. И вместо «да» друг другу говорим «я».

Поездка сама по себе сближает, а тут ещё и немец объединил, хотелось показать всю широту русской души, не ударить в грязь лицом, показать, что и у нас есть что-то хорошее. Леса, реки, Обь проезжали, как он заворожённо на неё смотрел. И мы гордились своей страной. И невольно конфузились от нищеты наших деревень.

Ночью я сошёл на станции назначения. Думаю, что у него всё хорошо, и никто его не обидел, да что там думаю? Верю.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить