Новый год в мужском монастыре

Новый год в мужском монастыре

Был 2015 год, я сильно утомилась, и под конец года превратилась в унылую мымру. Мне хотелось несколько вещей: либо исчезнуть, либо напиться. Второй вариант хоть и прельщал меня больше всего, но подумав о том, что после злоупотребления обычно состояние хуже некуда, я решила, что нужно сделать всё, но изменить что-то в себе и в своем окружении.

Уехать на каникулы, например. Но куда? Денег нет и не предвидится...

За несколько дней до нового года получаю весточку от знакомых: в Пермском крае будет проходить слёт православной молодежи. Я всё еще молодежь? Значит надо ехать до Перми!

Поскребла по своим заначкам, набрала эти две тысячи на проезд, еще пару тысяч (заняла у мамы, конечно) взяла с собой. И знаете - хватило. Даже экономная встреча Нового года получилась.

Сразу после корпоратива на работе, 30 декабря, бегу собирать рюкзак. Бросаю наспех туда всевозможные теплые свитера, православную одежку (платок и юбка как бы обязательно!), достаю с балкона спальный мешок, пенку, закрепляю всё это с большим вдохновением. Иногда в голову забегают мысли: "Сдай билеты, мороз обещают. Зачем тебе этот монастырь?". К тому же компания екатеринбургских друзей не собралась - нас было всего четверо, мы были едва знакомы, и ехали мы на разных транспортных средствах.

У меня был очень неудобный поезд. С пяти утра 31 декабря и до четырех дня я должна была что-то делать в Перми... а еще и морозы крепчать начали...

И всё препятствовало моей поездке: и настроение, и заминированный вокзал в Екатеринбурге. Прибыл мой поезд, а охранники всех из здания вокзала выгоняют. Это подстава подстав! Люди злятся и мечутся со своими чемоданами и сумками, а я иду за самыми с виду разумными и адекватными. Так мы обогнули здание и подошли к нашему поезду. Забралась в свой вагон и улеглась спать. Спалось плохо, но пару часиков сна я всё-таки ухватила. Ласковая рука молодого проводника потрепала меня за плечо: "Девушка, через полчаса Пермь!". Ура, думаю. Хотя чего тут радоваться... Куда девать 11 часов свободного времени в незнакомом городе?

Два часа посидела на вокзале и поглазела на людей. К счастью, время пролетело быстро. На троллейбусе я добралась до часовни, где мы должны были собраться в пять вечера (вдруг там кто-нибудь есть?). И да! Там оказался батюшка, который разрешил оставить свой рюкзак. Без рюкзака гулять по красивой Перми гораздо проще!

Транспорт в Перми, кстати, стоил до Нового года всего 13 рублей.

Обошла весь Комсомольский проспект, заглянула в Синема-парк, посмотрела новый фильм в кинотеатре, попила эспрессо в кофейне и сразу взбодрилась. Гуляла по городу, фотографировала достопримечательности.

К четырем часам я замерзла основательно и двинула в сторону часовни. Зато теперь я знаю как пешком дойти от станции Пермь-2 до станции Пермь-1.

Пришла в часовню, подходят незнакомые мне люди, разговаривать ни с кем не хочется, я обняла какой-то ящик для пожертвований на столе и уснула на нём. Жалкое зрелище, надо сказать, но что поделать. Это жизнь.

Вскоре мы отправились на Белую гору.

Белогорье встретило нас звездным небом и морозцем. Через несколько часов начнется длинная-предлинная ночная служба в храме.

Нас разместили в бывшей трапезной, в старинном двухэтажном кирпичном здании, пахнущем затхлостью, неочищенной картошкой и дряхлым деревом. Этот запах нисколечко не отталкивал, а наоборот придавал ощущение необычности. Мы в одном доме с послушниками и монахами – что может быть интересней? И на протяжении трех новогодних дней мы сталкивались с ними в коридорах, вместе мыли руки и ходили на литургию… похоже, что на некоторое время мы тоже стали частичкой трудовой жизни Белогорья.

«Ох, полон дом женщин!» - вздыхал кто-то из трудников (а может это был какой-то монах, я не обратила внимания). Да, в этот раз девчонок было немного больше мальчишек, и они в красивых платках и длинных юбках, постоянно семенили туда-сюда.

Ночевка на полу, бок о бок, в спальных мешках в старом монашеском корпусе, прекрасная постная монастырская еда и постоянная благодать от пребывания на богослужениях — это вам не оливье поедать с шампусиком. Обстановка вводила в некоторое странное состояние.

Нас было 40-50 человек. Тех, кто отказался от стандартных предновогодних речей Президента, льющегося через край с криком «Ура!» шампанского, и тазов зимнего салата.

Приехали, и, толком не познакомившись, - сразу молиться – готовиться к ночному богослужению, включающему Всенощное бдение и литургию. Об обычном Новом годе, к встрече которого мы так привыкли, здесь можно было смело забыть: отключены мобильные телефоны, не видны вспышки фейерверков, в храме выстроилось несколько очередей на исповедь.

Мы были готовы к ночной службе, и пять часов, проведенных в храме в новогоднюю ночь, подарили нам своё чудо, без лишней праздности, безудержного и пьяного веселья, а в спокойствии и дружной молитве. Причастившись, мы, довольные, укутались в свои спальные мешки, и, как только ласковые солнечные лучи сквозь узоры от морозной ночи на окне, пробились к нашим лицам, рука сама потянулась к фотоаппарату: хватит спать, а то пропустим красоту белогорского утра!

Новый день нового года подарил знакомство с и.о. наместника обители иеромонахом отцом Дорофеем. Мы выполняли трудовое послушание: девчонки делали уборку в корпусе, а парни строили горку для детей. На улице суровый мороз, но парней это не пугало, похоже. Мне казалось, на горе были все минус тридцать.

Затем нас повели на экскурсию по собору. Честно, сильно на ней заскучала.

В храме мы проводили очень много времени. Поначалу мне это жутко не нравилось. После экскурсии - снова в храм - на Всенощное бдение. И как назло, службы тут длиннющие! Живот то и дело урчал, глазки закрывались... "Сколько можно торчать на службах, - думала я. - Что за корявая программа у слета: храм - обед - храм - ужин - молитва - короткий сон. Ужасно". Это раздражение прошло на второй день нового года.

Интересной была встреча с отцом Дорофеем. До нее мы на листе бумаги записали интересующие нас вопросы. Мой вопрос был первым - о монашеской жизни. Всегда было интересно, каким образом будущие монахи выбирают такой путь. Очень долго, интересно и доходчиво отец Дорофей отвечал на мой вопрос, я обрадовалась, и с интересом послушала, как он отвечает на другие вопросы. Много было вопросов о любви, браке, отношениях между православными М и Ж.

Утро следующего дня пришло некстати со звоном колокола. Лениво открываются глаза – пора дружно читать утреннее правило и идти на литургию. Мне это жутко не нравится, потому что я заранее знаю, что в этот день мы точно будем торчать целый день в храме с перерывом на обед и ужин. Однако на литургии я чувствовала себя очень воодушевленной - кажется, меня уже не напрягает стоять на службе, даже больше - я радуюсь, мне здесь хорошо и спокойно. После обеда - таинство соборования. Я впервые была на нем. Четыре батюшки намазали нас елеем так, что я забыла о том, что не мылась три дня. Мы очищались духовно. А телесно я очищусь лишь 4 января, когда приеду домой.

Мне стало настолько легко после соборования, что я начала наконец-то превращаться в человечину, улыбаться, общаться, потихоньку открываться. Запомнила имена (парней почему-то, а девчонок далеко не всех), а наш "слётный" батюшка отец Сергий провел для нас игры на знакомство, интеллектуальную игру (в которой моя команда заняла третье место, но, кажется, жюри там что-то не так подсчитало, поскольку мы не так успешно отвечали на вопросы), однако самой интересной стала ролевая игра "Детский дом". Нас разделили на группы - дети, администрация и волонтеры, и мы должны были войти в роль, а потом разбирали ошибки. Так мы узнали друг друга с новых сторон.

Под вечер вместе посмотрели фильм и обсуждали его за кружкой горячего чая. Стоит признаться, фильм - полное отстоище, и для меня стало удивлением, что такое показывали православной молодежи. Но в этом есть своя сторона - через такие противоречия и приходит понимание веры.

Фильм называется "Megiddo" (Вечная битва, 2001 г., в гл. роли Майкл Йорк) - про антихриста в облике крупного бизнесмена, который в детстве потерял свою мать, погибшую при родах. Не люблю всякую такую жесть, тем более сильно наигранную и некачественную, но досмотрела до конца и послушала обсуждение. Мне кажется, и фильм не подходящий, и обсуждение случилось какое-то неполезное. Болтали о какой-то ерунде: о ИНН и чипах и прочем малоинтересном. Некоторые ребята проспали весь фильм и обсуждение, надо было и мне сделать так же. Но я и после этого "заседания киноклуба" очень хорошо заснула. Под боком лежал новый знакомый Серёга.

Сходив на последнюю литургию на Белой горе и последний раз на этом слете вкусив вкусной монастырской еды в уютной трапезной, мы прощаемся друг с другом - фотографируемся у колокольни, слушаем колокольный звон, итоги подводим. Заметно потеплело. Градусов на пятнадцать.

 

Подведение итогов - стандартная вещь. Каждый высказывает всё, что ему понравилось или не понравилось. По кругу. Я заныкалась куда-то в уголок, чтобы меня не заметили, рюкзак потихонечку свой собираю, но всё же меня заметили и попросили высказаться. И тут на меня нахлынуло! Если все ребята говорили кратко: "Мне всё понравилось, спасибо организаторам", то я разошлась не на шутку. Я поделилась всем, что накипело: рассказала о том, что в Новый год я планировала хорошенько веселиться, а не по храмам таскаться, что хотела сдать билеты, что меня вначале всё жутко напрягало. А закончила я свой рассказ тем, что случившийся слет православной молодежи Прикамья меня воодушевил и обновил. Всё, что меня мучило и тяготило, отпало, в душе появилась радость.

Быстро-быстро мы забрались в автобус и поехали в Пермь, где мне надо было торчать шесть часов до прибытия поезда.

Для меня эта поездка в поезде оказалась самой жуткой из всех железнодорожных путешествий. Кажется, только благодаря тому, что я набралась доброго расположения духа на Белой горе, я не психовала и проявляла терпение, поэтому никому не досталось отборного мата и добротной дозы разрушающего чужие мозги психоза.

Мне досталось место у туалета, и всю ночь, начиная с полуночи и до пяти утра пассажиры хлопали дверьми, курили (нельзя же!!!), бухали, орали, постоянно зажимали мои ноги и дергали матрас... а когда мне удалось уснуть, меня разбудила проводница. Нет, это не тот ласковый мальчуган, который легонько затрагивает за плечо и говорит: "Девушка, скоро Пермь!". Это громкий голос:

- Женщина!

Я открываю глаза. Блин. Только-только уснула... И какая я вам женщина?! Молча смотрю на проводницу.

- Вы же до Екатеринбурга едете?

- Да, - вяло киваю.

- Понятно, - и уходит. Просто разбудила, чтобы спросить, докуда я еду, учитывая, что Екб - конечная, а у нее есть мой билет. До Екатеринбурга еще два часа... И кто-то опять проходит в туалет, задевая мои ноги. И больше тех десяти минут я не спала. Но, несмотря на то, что это была самая ужасная поездка в моей жизни, я была спокойна как удав. Наверное, я и правда похожа на женщину, я ведь не мылась с прошлого года, пять дней, можно сказать... На меня взглянуть без слез нельзя было, наверное - мымра мымрой.

Зато в тот момент, когда я тонула и захлебывалась, опять словно появилась невидимая рука и медленно вытащила меня из трясины, в которую я регулярно погружаюсь.

Я думала, что больше никогда так не буду встречать Новый год. Однако судьба распорядилась так, что я в мужском монастыре провела и наступающий 2018 год, и наступающий 2019-й. Это по-своему чудесно.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить