Анна Чернякина: «Веб-съемка еще раз доказывает, что снимает не камера»

Аня — новоуральский фотограф. Многие горожане, как и мы, безошибочно узнают ее фото в ленте в соцсетях. Почему? Нам кажется, тут все просто: если видишь на фото человека, а не натужный образ — это, вероятнее всего, ее съемка. От снимков Ани веет свободой. Свободой быть собой и не стесняться этого.

В августе 2019-го Аня вместе с семьей переехала в Крым. Точнее в Севастополь. Точнее — это важно, как сказала сама Аня: севастопольцы обижаются, когда их равняют с остальным Крымом. «Город федерального значения, как Москва и Питер, — многозначительно поясняет Аня. — Тут все немного иначе, чем в остальном Крыму. Да к тому же Севастополь еще и закрытый город в прошлом. Как Новоуральск».

— Сколько лет ты уже занимаешься фотографией?

— Даже не вспомню. 10 лет точно.

— Что предпочитаешь снимать: лавстори, свадьбы или, может, пейзажи?

— Однозначно это люди! Вообще все люблю: и семьи, и дети, и свадьбы, и лавстори. Но на свадьбах стала понимать, что физически устаю: трудно столько времени работать в эмоциональном напряжении. Раньше, видимо, было больше запала, а сейчас ты уже не хочешь так себя раздавать.

Пейзажи мне нравится снимать, но чисто для инстаграм, чтобы передать атмосферу. В основном на телефон их снимаю.

— Какая у тебя была самая необычная съемка, которая тебе сильно запомнилась?

— Были очень странные запросы, но это в основном — сливы. Например, писал один чувак — он хотел в женском платье пофоткаться. Говорил, что ему нужна целая команда — хороший парикмахер, визажист, тот, кто подберет платье. Платье на мужскую фигуру подобрать — это вообще непросто!

И он хотел выглядеть именно как девушка, а не как переодетый мужчина. Это было странно. Мне самой хотелось основной сделать идею, что он все-таки наряжается, что это его сценический, творческий образ…

Я ему сказала: давай предоплату — и будем дальше работать, чтобы я поняла, что все серьезно. Ну и он пропал. Сдулся. Видимо, он так играл.

— А из тех съемок, которые состоялись, что тебя зацепило эмоционально?

— Если люди настоящие, не боятся, не хотят надевать маски, а хотят просто заснять какой-то период жизни — это всегда цепляет. На начальном этапе я ко всем съемкам одинаково подхожу, а потом запоминаются моменты, которые были искренними.

Сейчас я хочу снять (понижает голос) обнаженную лавстори — красивую. Хочу, чтобы они сплетались друг с другом, но чтобы ничего такого не было видно. Для меня обнаженные люди прежде всего передают идею чистоты — мы ведь родились без одежды. Это будет на море. Мы бы уже давно сняли, но здесь необычайно холодный май в этом году.

— Ты сейчас анонсировала новую услугу — веб-съемку по Face Time. По сути для модели это услуга удаленного фотографа…

— Веб-съемка еще раз доказывает, что снимает не камера. Проведу аналогию: ты меня позвала на ужин, а я говорю: «Слушай, было так вкусно — у тебя такие классные кастрюли!» Снимает не крутая камера. Снимает человек, у которого годами вырабатывается свой взгляд на определенные вещи и умение работать со светом и с моделью.

— Как происходит веб-съемка?

— Я тебе звоню, и на своем телефоне делаю кадры с помощью твоей камеры. Я говорю, как выставить камеру. И это самое, наверное, сложное — объяснить модели, куда поставить телефон. Если еще нет штатива, ей приходится его как-то где-то закреплять — на это уходит время, и съемки могут затянуться. Если штатив есть, за час можно отснять кучу классных фотографий, и даже пару-тройку образов сменить.

— Что нужно для веб-съемки?

— По сути телефон, да и все. Приложение Face Time лучше всего снимает. И лучше, если у модели айфон, потому что он умеет делать «живые» фото — трехсекундные ролики. Из них можно сделать коллаж, где фото и видео совмещены — мне это очень понравилось. На андроиде такой функции, к сожалению, нет.

— Как тебе пришло в голову снимать удаленно?

— Я увидела веб-съемку у итальянского фотографа Алессио Альби, на которого подписана. И подумала — клево по идее! Сначала позвонила Вере Даниловой с предложением попробовать, но съемка откладывалась — и в итоге не сложилось. Потом предложила другой девочке — и тоже не получилось. А на самом деле надо было просто написать в соцсетях: давайте попробуем!

У меня, конечно, был страх: вдруг не получится. И первая съемка в итоге была с Катей [Катя Кузнецова — известная украинская актриса, снимается в России] — это большая ответственность, ее надо было снять хорошо. И в итоге все получилось!

— Как готовитесь к веб-съемке?

— Мы обсуждаем, что модель наденет, смотрим интерьер. Делаем предварительный созвон или я прошу записать на видео, что есть в квартире. Этого мне достаточно, чтобы понять, где можно фотографировать. Конечно, что-то по пути видишь, цепляешь — и в кадр это все берешь.

Например, я фотографировала Катю [Кузнецову] — и увидела лампу. Я предложила Кате включить эту лампу и закрыть ею верх тела. Пока мы эту съемку еще нигде не выложили, потому что она такая… пикантная… А у нас пока кефир еще буянит (смеется). Та съемка, где у Кати над губой кефир, — от нее люди до сих пор не могут отойти.

Катя Кузнецова - украинская актриса, снимается в России

— Модели делятся впечатлениями, как они себя чувствуют в роли оператора?

— Говорят, что интересно, забавно, классно! Вообще, все уже устали на карантине, и видимо, для всех это какое-то развлечение.

— А тебе заходит веб-съемка?

— У меня был период, когда я в течение двух месяцев летала несколько раз в Москву. Это изматывает. То, что ты можешь сидеть дома и при этом поснимать в любой точке мира, это круто!

Но только на Face Time я бы не ушла. Мне нужно обязательно общение с живым человеком. В процессе съемки мы разговариваем, делимся чем-то друг с другом. Потом, бывает, даже дружим. И это бывает очень часто!

Есть, например, в Москве пара, которая заказывала у меня съемку уже шесть раз. Каждый год, когда я прилетаю, они делают лавстори.

 

This image for Image Layouts addon

Одна из последних съемок, которая могла не состояться, - девушка в маках. 

Аня анонсировала съемку на маковом поле в своем Инстаграм. Нашлась модель, продумали образ, почти все подготовили. И тут все маки скосили.

В интернете были разные версии, почему это произошло: от карантинных мер до борьбы с наркоманами.

На самом деле мак - это сорняк в Крыму. И его традиционно скашивают в это время, чтобы не расплодился еще больше.

На фото - обрывки маковых полей, которые Аня нашла в другом месте.

— Ты начала снимать клиентов в Москве еще когда жила в Новоуральске. Ты целенаправленно искала там клиентов или все началось с твоих друзей?

— Все началось, когда я в Греции сняла одну пару, и они в этот же день порекомендовали меня еще двум людям (смеется). Так им понравилось. А потом позвали снимать в Москве. И вот так я поснимала одного-другого. Кого-то платно, кого-то бесплатно. А дальше — уже было дело «сарафана».

— Ты снимаешь в разных городах. Замечаешь отличия в поведении моделей?

— Особых различий не замечаю. Видимо, я уже выработала свою целевую аудиторию. Люди идут на меня по каким-то определенным принципам. Им нравится то, как я живу, они точно так же смотрят на жизнь: не любят суперсильный фотошоп, не любят из себя кого-то изображать. И не важно, в каком городе снимать, — такие люди есть везде.

— Где бы ты хотела поснимать после карантина?

— В первую очередь я бы съездила в Китай. И по третьему кругу в Таиланд. Европа меня не так привлекает. Может, просто Европа дороже, и я не могу там на всю катушку, как в Азии, разойтись (смеется).

Я еще и в Крыму-то не везде была. Мы только приехали, только осели, думали — у нас еще все впереди, а тут коронавирус. Как только откроют границы, поедем кататься!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить